Важные новости

Полцарства за молоток. Плотник – это женская профессия

07.07.2019  /  Категория: Общество  /  0 комментариев


Министерство труда РФ решило сократить список запрещенных для женщин профессий. В перечень войдут 98 видов работ, на которых будет ограничен женский труд, в то время как предыдущая версия 20-летней давности включала 456 профессий. Обновленный документ должен вступить в силу с 2021 года. После этого женщины смогут, например, водить большегрузы, служить на корабле, работать машинистами электропоездов, слесарями по ремонту автомобилей, трактористами-машинистами.

укладка рельсов и шпал

В июне 2019 года норвежки Марта Брин и Йенни Йордал посетили Москву. Они презентовали русскоязычное издание своей книги Kvinner i kamp – "Женщины в борьбе". В соцсетях появилось фото 117-й страницы – стрип о профессиях, недоступных для россиянок.

На встрече с читательницами в галерее "Пересветов переулок" Марта Брин сказала, что узнала о перечне запрещенных профессий из инстаграм-проекта Сardboard Marta (2017). Отмечалось столетие получения россиянками права голосовать, и женщина с картонной головой, альтер эго Марты Брин, в честь этого прошлась по Москве, рассказывая про радикальные идеи и странные на взгляд западного активиста обстоятельства. 22 марта 2017 года она разместила фотографию, на которой голова Марты заменяла голову машиниста поезда метро: "Двадцать второе мартабрин. Да, это фотошоп! Потому что для российских женщин быть машинистом метро возможно только в фотошопе. Существует официальный список из 450 работ, запрещённых для женщин. И не стоит забывать про неофициальные списки".

Из мемориальского отчета, сделанного для проекта #allJobs4allWomen, можно узнать, что в 2018 году гендерные профессиональные табу действовали в девяти странах бывшего СССР. Только недавно они были отменены в Прибалтике, Грузии, Армении, Украине. Число запрещенных профессий зависит от наличия в странах тех или иных секторов промышленности – и это от 326 до 477 позиций.

Женщинам повсеместно запрещены работы на высоте свыше 10 метров

​"...в списке Молдовы целиком отсутствуют горные работы и добывающая промышленность, цветная металлургия, морской транспорт, почти целиком – химическая промышленность; нефтепереработка, целлюлозная промышленность; в списке России нет консервного производства... в списке Таджикистана – профессии на речном и морском транспорте и т. д. Во всех странах женщинам запрещены вождение большегрузного автомобиля (свыше 2,5 тонн) на большие расстояния (т. е. профессия дальнобойщика); вождение междугороднего автобуса, в котором свыше 14 мест; вождение железнодорожных составов и поездов метро (в тех странах, где оно есть); составление поездов; тушение пожаров; работа на кранах и бурильных установках в море. Женщинам повсеместно запрещены работы на высоте свыше 10 метров (монтаж на вышках и башнях); в сфере лесного хозяйства – сбор семян с растущих деревьев на высоте свыше 4 м. В Беларуси… женщинам нельзя работать "по заготовке плодов, лекарственного сырья с кустарников и растущих деревьев (с подъемом на высоту выше 1,3 м)..."

Исследователи из "Мемориала" указывают, что перечни запрещенных профессий нарушают права более 100 000 женщин. Делается это путем распространения закона на целый класс общества, на всех без исключения женщин без учета возраста. Иногда по репродуктивным причинам в работе отказывают MTF-людям. Зачастую табу базируется на псевдонаучном обосновании, а также на мнении, что женщинам доступны только простые и несамостоятельные рабочие задачи, а репродуктивная функция – важнейшая и чуть ли не обязательная.

Если женщина рождается в Норвегии, государство признаёт за ней право работать плотником. Россиянка, мечтающая о подобной профессии, да ещё с достойной зарплатой и социальными гарантиями, не добьется понимания на родине. В актуальном перечне "плотник" указан под №49. Никакие обращения в международные организации и заявления о трудовой гендерной дискриминации не помогут.

Марта Брин добавила информацию про запрещенные профессии в свою книгу прежде всего потому, что была поражена существованием подобной концепции в стране, граничащей с Норвегией. На родине Марты женщины могут быть плотником с 1979 года, машинистом поезда с 1982-го, пожарным с 1987-го. Но даже в развитых странах женщин, выбирающих "нетипичные" профессии, так мало, что про них пишут в газетах как про нечто необыкновенное. Первая норвежская женщина-плотник Гури Брейен рассказывает, что мужчины проверяли, насколько тяжелые вещи она может поднять, как отреагирует, если распиловочный станок обклеить порно и что она скажет на предложение поработать в бикини. "У строительной индустрии был ковбойский менталитет. Они хвастались, что ходят по доскам над глубокими ямами, что могут работать по сорок минут без перчаток. Я спросила: а есть ли чем хвастаться и стоит ли это разрушенного здоровья?" Дискриминация Брейен на рабочем месте была пресечена начальником-мужчиной.

В одной из серий авторского проекта Ануш Аветисян "Америка. Большое путешествие" рассказывается, как женщина-строитель Николь Кертис зарабатывает, ремонтируя заброшенные дома в Детройте: "Меня никто не принимал на работу, так что я решила сама трудоустроиться. Разместила объявление в интернете: "Если вы позволите мне отремонтировать ваш дом и сфотографировать этот процесс, я готова работать бесплатно". Безнадежная ситуация превратилась в прибыльный бизнес в разных штатах страны и собственное телешоу о спасении домов Детройта и Миннеаполиса. Николь хочет, чтобы другие женщины знали – её жизнь не идеальна и не должна вызывать зависти. За шоу-гламуром прячется повседневная борьба за выживание, противостояние сложным обстоятельствам и тяжелый труд.

Австралийка Хейли Гвиннен работает плотником более двадцати лет, и она входит в пять процентов квиндслендских мастеров-женщин. Почти все клиенты Хейли – женщины. И им нравится, что процесс ремонта превращается в процесс борьбы за права.

Неправильно относиться к женщине, словно она человек с ограниченными возможностями

Самая впечатляющая история о современных женщинах-плотниках отражена в американском документальном кино о национальной ассоциации Sisters in the Brotherhood ("Сёстры в Братстве"). Героини фильма прекрасно управляются со строительными материалами, опасными инструментами, сложными станками. Что же говорят "неправильные" плотники? Сью Шульц с 2006 года работает инструктором учебного центра для плотников, Joseph J. D’Aries Carpenters Training Center. У неё учатся и мужчины, и женщины, причём любых национальностей, хотя ещё тридцать пять лет назад в профессии были только белые мужчины. Курс продолжается пять лет, за это время студенты успевают изучить все аспекты строительства. Двадцать лет назад Сью была единственной женщиной на стройке – среди трехсот мужчин. Ники Симс считает, что работа плотника – единственное, что она хочет делать в жизни, и что неправильно изначально относиться к женщине, словно она человек с ограниченными возможностями. Для Ширин Куаттромани трудная работа – это одновременно большая зарплата и независимость, возможность почувствовать свою силу, способ изменить мировоззрение. Нэнси Тут считает, что физические нагрузки сделали её сильнее и здоровее: "Я не люблю ходить в спортзал, но люблю быть в хорошей форме". Лорен Туони, как и многие другие героини фильма, отмечает, что без защиты профсоюза у неё не было бы возможности работать плотником. Профсоюз, например, ведет борьбу за равную (мужской на аналогичной специальности) заработную плату для женщин, проводит кампанию против сексуальных преследований на работе.

Женщины-плотники не представляют, что могли бы работать в офисе и выполнять однообразные работы в замкнутых помещениях – чтобы избежать этого, они готовы справляться с любыми трудностями. Им приходится проводить дни и на леденящем ветру, и на раскаленном асфальте. Зимой они носят три рубашки, три свитера, три пары штанов. Что делать, если умираешь от жары? Возьми паузу, попей воды, вернись к работе. Зато над головой твоей будет синее небо, рядом – лучшие подруги, а в руках – любимый молоток.

Они считают, что патриархальное табу на некоторые виды деятельности – это проблема мужских ожиданий, решить которую могут только сами мужчины, избавившись от своих стереотипов. У некоторых это прекрасно получается:

Джон Макой, директор центра: "Это хорошая работа с хорошей зарплатой и бонусами, это хорошая жизнь, и я думаю, что женщины заслуживают этого". Еще один участник фильма напоминает о долговременных последствиях возможности свободного выбора профессии: "Хорошая зарплата означает хорошую пенсию и льготы. Это возможность на всю жизнь".

Мужчины превращают потенциального конкурента в бессловесную прислугу, репродуктивного раба, домашнее животное, глупую куклу

Почему же другие мужчины отказываются видеть в женщине всего лишь коллегу и требуют ежесекундных подтверждений профпригодности? Обесценивание женских стремлений выполнять тяжелую работу находится не только в эмоциональной плоскости, имеет экономический фундамент. Чтобы понять этот тезис, надо вспомнить мужчин, которые убивали женщин, претендовавших на рабочие места в потогонках мексиканского Сьюдад-Хуареса. Это те самые мужчины, которые платили меньшую зарплату баскским портовым грузчицам. Это лидеры государств, которые до сих пор не оплачивают достойно репродуктивный женский труд. Это те самые мужчины, которые дарят женщинам на восьмое марта букеты и убеждают сохранять "женственность и слабость", потому что больше всего боятся оказаться неконкурентоспособными и потерять свои рабочие места, экономическую власть. Окружая мифами каждое мгновение женской профессиональной жизни, мужчины превращают потенциального конкурента в бессловесную прислугу, репродуктивного раба, домашнее животное, глупую куклу. Последствия патриархальной политики – экономический, экологический, гуманитарный кризис – мы ощущаем каждый день.

Женщины, добившиеся признания и успеха в строительной индустрии, протягивают руку помощи менее ресурсным сёстрам. Они проводят просветительские уроки в школах, ремонтируют дома пенсионеров и инвалидов, помогают бездомным женщинам.

Американка Мелинда Николс работала плотником с 1972 года. К тому моменту, как появился проект Women4Women Tiny Houses, общий её стаж ее в профессии составлял 45 лет, а уровень назывался junior-level сarpenter, то есть "плотник без лицензии на работы стоимостью больше 500 долларов". Мелинда также была вице-президентом Low Income Housing Institute и знала, что тысячи людей скитаются про Сиэтлу, не имея крыши над головой. Что в самом уязвимом положении находятся женщины – не только на улицах, но и в приютах они подвергаются непропорционально высокому риску насилия. Горизонтально устроенное сообщество сестёр по несчастью казалось Мелинде Николс наилучшим выходом из ситуации.

В США существуют десятки деревень для бездомных мужчин. Сёстры-плотники решили построить женскую деревню. Вместе с преподавателем физкультуры и адвокатом женщин, желающих работать в профессиях, связанных с физической нагрузкой, Алисой Локридж, Мелинда создала фейсбук-группу. Они пригласили волонтёров-профессионалов, привлекли инвесторов и построили полтора десятка "крошечных домов" –​ Whittier Heights Village.

Проект очень понравился жителям Сиэтла – в нём приняли участие женщины самых разных профессий: садовники, сантехники, электрики, художники. В качестве работниц на стройке были привлечены бездомные, ранее работавшие в отрасли. Для волонтеров создавалась дружественная атмосфера, способствующая обучению. Некоторые мужчины также пришли на помощь. В итоге появилась девятая деревня для бездомных в Сиэтле и первая исключительно женская деревня. С разноцветными домами, украшенными картинами и растениями.

Эти женщины впервые за долгое время стали участницами коллектива, снова смогли улыбаться и шутить

Со временем в Whittier Heights Village появились работники социальных служб, оказавшие бывшим бездомным необходимую поддержку: выжившим на улице надо было социализироваться, обрести эмоциональное равновесие, начать борьбу с химическими зависимостями, вернуть опеку над детьми. Никому не нужные, спавшие на улицах в картонных коробках, умиравшие от голода и холода, страдавшие от отсутствия доступа к средствам гигиены и лекарствам, постоянно подвергающиеся риску быть ограбленными, изнасилованными, убитыми, эти женщины впервые за долгое время стали участницами коллектива, снова смогли улыбаться и шутить, взяли в руки строительные инструменты, кисти и краски, занялись созидательным трудом.

Вас, наверное, интересует, какова была площадь и этажность построенных домов, что с инфраструктурой и сколько потратили на закупку стройматериалов? Каждый из пятнадцати одноэтажных домов площадью 9 кв. м стоил 2500 долларов. Кухня, ванная и прачечная расположились в отдельном здании. Летом 2018 года хозяйки заселились в разноцветные домики. Из соображений безопасности Whittier Heights Village огородили забором и пригласили охранников. Теперь жительницы могут больше не опасаться утратить то немногое имущество, которым обладают.

Так как проект оказался удачнее традиционных приютов, Low Income Housing Institute выиграл грант и планирует создать новую деревню, потратив все полученные 100 000 долларов на строительство 20 домов и нужды их обитателей. Из 500 изначально запланированных LIHI домов построено уже 300.

Женщины составляют 10% от 10,3 миллиона строительных рабочих США

Мастер с сорокалетним стажем Линда Романович привлекла пятнадцать работниц из Sisters in the Brotherhood в проект женской деревни в Сиэтле. Она рассказывает, что женщины составляют 10% от 10,3 миллиона строительных рабочих США. Место на стройке чаще получают братья и сыновья людей, которые уже заняты в строительстве.

Глобальная инициатива Women Build, также базирующаяся в США, с 1991 года приглашает женщин, не обладающих строительными навыками, заняться восстановлением или строительством домов. Команда координирует международные программы, пользуется поддержкой на самом высоком государственном уровне. Именно эти активистки придумали проводить просветительскую National Women Build Week, объединили тысячи женщин-строителей. Число построенных домов идёт на тысячи, список грядущих интернациональных проектов довольно большой.

То, что женщины в развитых странах давно добились права на свободу выбора профессии – результат профсоюзной работы, которую жительницам постсоветского пространства предстоит вести десятилетиями. В декабре 2018 года состоялась I женская конференция профсоюза работников строительства в Киргизии, где были озвучены вопросы интернациональной феминистской повестки.

Россиянки действуют против запретного списка практически в одиночку, хотя 15% работниц строительной индустрии – женщины и это большая сила. Женщины-лидеры пока далеки от того, чтобы, по западному примеру, объединяться с женщинами-работницами в отраслевые и тем более интерсекциональные союзы, требовать отмены позорного списка запрещенных профессий, равной с мужчинами оплаты, достойных условий труда, свободы от сексуальных домогательств. Проще считать, что дискриминации нет.

Благодаря интернету и медиа мы знаем имена тех, кто может воодушевить россиянок своим примером. Так, в России есть очень много женщин-дальнобойщиц. Самая известная из них – Евгения Маркова. Она говорит о том, что современная техника и условия в поездках вполне подходят для женщин, что российские условия работы в отрасли значительно лучше европейских. Евгения надеется, что после того, как в силу вступит обновленный перечень запрещенных профессий, транспортная сфера станет доступней для женщин. Но отмечает, что под запретом остаются шахты, МЧС, леса, весь химический и сырьевой сектор.

Возможно, уволенная после съемок в клипе Дакоты и не единственная в России в женщина-пожарный Анна Шпенова продолжит борьбу с трудовой дискриминацией, поможет другим женщинам-пожарным понять важность профсоюзного объединения и коллективного отстаивания прав.

Моя сегодняшняя должность механика до сих пор находится в списке. Но это не мешает мне работать

Жительница Самары Светлана Медведева, женщина-капитан, боровшаяся за трудовые права в Европейском суде, считает отмену перечня запрещенных профессий жизненно необходимой: "Многие женщины все равно работают на запрещённых должностях. Моя сегодняшняя должность механика до сих пор находится в списке. Но это не мешает мне работать. Женщины по Конституции имеют равные права и возможности наравне с мужчинами, но в РФ по странным обстоятельствам простое постановление правительства выше Конституции. При этом РФ в КЛДЖ не представило ни одного доказательства, что моя профессия влияет на репродуктивное здоровье женщины. Также РФ не учитывает, хочет ли женщина иметь детей, может ли или вовсе прошла стерилизацию. Также данный список правительство любит выставлять как заботу о женщинах. Тогда давайте посмотрим, как социальное государство о них заботится. Какое пособие выплачивается детям и кормящим матерям. И забота правительства позорная, и список как таковой позорный. Сейчас РПСМ и КТР, да и многие другие организации принимают активное участие в пересмотре списка. Надеюсь, что в этом году его сократят".

История женщин-плотников не такая узкоспециальная, какой кажется на первый взгляд, и может вдохновить женщин других запрещённых профессий. Посмотрев фильм "Сёстры в Братстве", Светлана Медведева написала на своей фейсбук-странице о необходимости создания женского морского профессионального союза: "К сожалению, в РФ нет такой поддержки. Да и собственно женских объединений. Когда только начиналось мое обучение, было очень обидно, что практически все парни ушли на практику на танкера, сухогрузы, толкачи и только ты одна на дизель-электроход, который по сути никуда не ходил. Затем другая большая практика на 8 месяцев, и все повторяется. Парни получают высокооплачиваемую стажировку, получают опыт работы в море, а ты опять на местном флоте, на мелких судах типа т/х "Москва", и перспектив после окончания техникума в принципе нет изначально. Я призываю всех женщин, работающих на водном транспорте, а также профсоюзы водного транспорта объединятся в профсоюзную организацию "Женское море" и добиваться равных прав во всех сферах, начиная с обучения и заканчивая выходом на пенсию".

Многие женщины даже не знают о том, что у них есть возможность зарабатывать много и быть успешными в "нетрадиционных" сферах, в том числе в строительном, морском, транспортном бизнесе. Если мы посмотрим на развитый мир, то станет очевидно: игнорирование политики гендерного равенства превращает государство в изгоя.

Любава Малышева

Радио Свобода

Предыдущая новость:

В Севастополе отказываются от «туалетной» плитки на лестницах


Темы

Cтатьи