Важные новости

«Властям надо «озаборить» все»: как Крым оброс ограждениями в прибрежных зонах и не только

13.04.2021  /  Категория: Общество  /  Тема: Полный абзац!

Крым оброс заборами

Крымский полуостров под российским контролем продолжает обрастать заборами. В последние несколько лет огорожены местные вокзалы, школы и детские сады, спортивные и детские площадки, храмы и целые панорамы крымского южнобережья. Кроме того, заборы неизменно сопровождают попытки застройки заповедных и прибрежных территорий.

Так, в начале марта власти Ялты отрапортовали, что демонтировали колючую проволоку с заборов санатория «Форос», однако не само ограждение. Произошло это после многочисленных протестов местных жителей, которые выступили против застройки парка инвесторами из Татарстана. Тем временем Росреестр подготовил изменения в Водный кодекс России, которые позволят приватизировать прибрежные участки, ранее доступные только для аренды. О причинах и последствиях «озаборивания» Крыма шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Представительница движения «Крым без заборов» Анна Шаульская в интервью изданию «Форпост» еще летом 2019 года посетовала на установку огромного количества новых заборов в последние годы:

«С приходом Крыма в Российскую Федерацию [Украина, ряд стран Запада, международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России – ред.] мы видели максимальное количество заборов, которые были на тот момент особенно на Южном берегу Крыма, скрывали все эти виды, красоты – и их убирали. Но спустя буквально пару лет, за последние уже три года – наоборот, в два и даже в три раза заборы начали вырастать. К сожалению, это не только всем знакомая легкая конструкция – самая дешевая. Они на нее громоздят колючую проволоку: у нас Южный берег Крыма – зона строгого режима. Некоторые легкие конструкции заборов превращают в глухую стену, из-за которой просто ничего не видно. И уже апогеем «озаборивания», скажем так, в частности Южного берега Крыма, стал забор с колючей проволокой вокруг «Мрии». Он там до сих пор есть. Это были видовые места – сейчас смотришь, и сердце кровью обливается. Смотреть на этот зеленый забор с колючей проволокой просто невыносимо, это ранит, это боль для всех нас».

Активист из Алушты Павел Степанченко полагает, что за новые заборы в Крыму ответственны украинские чиновники, перешедшие на службу России.

– Была «самооборона» аксеновская, они ездили с казаками, сносили эти заборы, показывали: мол, вот, все открыто. Теперь снесенные заборы вернулись обратно на место, и причем в увеличенном объеме. В принципе, удивляться нечему: раньше в Крыму были представители Партии регионов, а потом они переобулись и стали партией «Единая Россия». Привычки остались те же. Представления крымчан о том, что будут какие-то изменения, оказались наивными. Меня до сих пор впечатляет забор там, где Парковое, где Олива – вдоль трассы, когда едешь на Севастополь. Такого я не видел даже в Москве! Так нагло, тупо, просто по беспределу ставить ограждение вдоль трассы, причем через каждые десять метров камеры – это вообще нечто. Туда можно продавать туристические путевки, чтобы граждане России смотрели, как в Крыму захватывают землю.

По мнению Павла Степанченко, помимо заборов, в Крыму обострились проблемы доступа к морю и застройки парков.

– Я вчера гулял по набережной Ялты – есть такой пляж «Ореанда», он общедоступный, но при этом на осень, зиму и весну закрыт. Там нет забора, но туда не пускает охрана с оружием. Они ведут себя как хозяева. Где-то власть заставляют идти на показательные шаги – акциями протеста, митингами – но общая картинка в Крыму другая. Если так будет продолжаться и дальше, то Крым просто потеряет свою привлекательность.

Между тем, в бухте Капсель под Судаком, где местные активисты в последние годы борются против застройки арт-кластером «Таврида» бывших заповедных территорий мыса Меганом, в начале 2021 года возвели забор, на котором в марте появился баннер с надписью: «Возвращаем Крыму землю с новыми возможностями». Активист из Судака Дмитрий Демчук называет это издевательством.

– Приехали туда недавно московские экологи – якобы для того, чтобы обновить Красную книгу Российской Федерации. Я спросил, не «Таврида» ли заказала это исследование – они ответили отрицательно, но не исключили, что их отчет будет использован «Тавридой» за отсутствием экологической экспертизы. Я спросил их мнение: нужно ли вернуть заповедный статус этой территории, вернуть 850 гектаров Меганому? Московские экологи сказали, что не видят существенного ущерба от стройки. Меня это вообще поразило: дети с шестого класса начинают изучать биологию и прекрасно знают, как все в природе взаимосвязано. Однако заборы стоят, стройка продолжается, невзирая ни на какие обращения. Мы продолжаем писать в прокуратуру, но все без толку. Надпись «Возвращаем Крыму землю с новыми возможностями» – это издевательство. Они понимают, что мы ничего не можем сделать, и поддевают.

В целом Дмитрий Демчук видит в «озаборивании» Крыма геополитическую подоплеку.

– Мне кажется, заборы – это зеркальное отображение санкций, которые Россия получила за Крым и за другие свои действия на международной арене. Всем этим коррупционерам нужно же куда-то вкладывать наворованное у своего народа. Раньше выводили за рубеж, но сейчас это небезопасно: нет гарантий, что не арестуют. Поэтому с этими деньгами идут куда? Конечно же, на юг – в Крым или в Краснодарский край. В последнем практически все побережье занято, забирать у своих нереально, поэтому остаются только крымчане. У нас сейчас отжимают заповедные территории и застраивают их – люди уже скоро не смогут попасть туда. Я, как инженер лесного хозяйства, хотел бы сравнить действия кремлевских олигархов, чиновников с поведением волка, потому что он строит свое логовище как раз возле воды. И они точно так же на берегу строят свои пансионаты, хотя у них даже нет документов на землю.

В свою очередь, председатель общественной организации «Курортный Крым», создатель сайта kurortexpert.com Александр Бурдонов убежден, что строительство высоких непрозрачных заборов на полуострове напрямую вредит местной экономике.

– Плохо – это если одним словом. Восьми-десятиметровые заборы закрывают Южный берег Крыма, вид с трассы, то есть интересы туризма полностью игнорируют. Привлечение туристов значит привлечение денег в Крым – а это, по моим данным, две трети экспортных поступлений на полуостров. Это удар по обороту в банках, это удар по налогам в бюджет. Кому выгодно «озаборивание» Крыма – может, Турции? На «Тавриде» заборы непрозрачные вдоль трассы, а на Кубани – прозрачные. У меня вопрос к господам Ротенбергам: почему там прозрачные заборы, даже на съездах с Крымского моста – а по всему Крыму непрозрачные и закрывают видовые панорамы? Прямо сейчас они же строят заборы вдоль трассы, начиная от Фороса до мыса Сарыч. Для чего наносится урон турпотоку? Может, они услышат и ответят.

Тем временем Росреестр подготовил поправки в земельный кодекс России, которыми предлагает разрешить приватизацию земли во втором поясе водоохранной зоны – при том, что сейчас участки в первых двух поясах в частные руки передавать нельзя. Комментируя это порталу «Инфопро», депутат Госдумы от Новосибирской области Вера Ганзя выступила против, в частности, сославшись на крымский фактор:

«Это логичное продолжение деятельности Госдумы, направленное на укрепление частной собственности на землю. Больше 150 миллионов километров – это прибрежные зоны в России (реки, озера, моря). Уже сегодня атрибут нашей жизни – это высоченный забор. Этими заборами будут обнесены все прибрежные зоны. Наиболее состоятельные люди выкупят участки у водоемов. А рядовой гражданин не сможет подойти близко к берегу. Эта инициатива – лоббирование частных интересов. Тем более сейчас, когда в составе России Крым. Представляете, какое там золотое дно? Уже сегодня Крым рвут на части, кому-то очень хочется заполучить большой кусок Черноморского побережья… Кроме того, приватизация земли априори связана с криминализацией. Криминал будет всячески пытаться тех людей, которые давно живут на побережье водоема, выживать оттуда».

Крымский эколог Маргарита Литвиненко также негативно оценивает эту российскую законодательную инициативу.

– В прибрежных зонах чаще всего строится кто? Практически везде так бывает: это либо чиновники, либо богатые люди – так называемые бизнесмены, либо те, кто жил там давно. Приватизация во втором поясе – это очень плохо, потому что никаких сервитутов она не предполагает. Это не аренда, которая более уязвима – это приватизация. Следовательно, доступ к водному объекту через частные участки будет прекращен. Предполагается уничтожение зеленых насаждений и, конечно же, неконтролируемое загрязнение водных источников за счет частных домов и землевладений во втором поясе. Это огромный шаг назад в экологическом плане.

По мнению Маргариты Литвиненко, учитывая нынешние тенденции, разнообразные заборы будут появляться все в новых и новых уголках Крыма.

– То, что творится сейчас в Крыму, нельзя объяснить никаким здравым смыслом. Заборами обносится все, что нужно и не нужно – нынешние власти считают, что надо «озаборить» все. Сперва начали появляться строительные заборы возле моря – жители возмущались, а потом обнесли автовокзалы и железнодорожные вокзалы – причем сплошными сетками, когда видишь небо в клеточку. Последний шок – это забор в Севастополе, в так называемом квартале Шевченко, который возводят вокруг церкви. Самая проходная зона, которая там есть – это дорога от остановки к основной части квартала – огораживается полностью. То есть церковь прихватывает пустырь, забор возводится практически вплотную к жилым домам. Я поговорила с сотрудниками храма, и оказалось, что там планируется построить еще дом для воскресной школы и гостиницу. Это общий показатель состояния Крыма.

Еще летом 2020 года российские власти Симферополя сообщили о планах обнести ограждениями городские парки и ограничить туда вход в вечернее и ночное время. Местная парковая дирекция объяснила это необходимостью противодействовать вандализму и привести парки Симферополя к российским стандартам.


Похожие новости


Темы

Cтатьи

19:57 - 09.04.2021
Невидимая «третья волна»: как в Крыму замалчивают статистику заболеваемости коронавирусом
21:00 - 08.04.2021
«Интернет стал угрозой для власти». Как изменился Рунет за 27 лет
20:45 - 08.04.2021
Арест и продажа с торгов: что будет с землей в Крыму, которой владеют украинцы
20:20 - 08.04.2021
Тоннель надежд и миллиардов: кто не пускает воду в Ялту
19:33 - 08.04.2021
«Одни кладут, другие приходят забирать»: как работает российский наркотрафик в Крыму
20:01 - 07.04.2021
Кроме войны похвалиться больше нечем: в Крыму планируют создать сеть «укреплений Суворова»
20:21 - 06.04.2021
Зеленский и Коломойский: разрыв или имитация?
20:02 - 06.04.2021
Речка Ай-Тодорка. Вот она была, и нету
20:32 - 04.04.2021
Приходится гнать порожняк: Крым в железнодорожном тупике
19:00 - 04.04.2021
Как Севастополь перестал быть «городом высокой культуры»
20:52 - 03.04.2021
Как севастопольцы потеряли голос в борьбе за свои права
21:19 - 02.04.2021
В Крыму ужесточают требования к пикетам и митингам. Что происходит?
21:05 - 01.04.2021
«Опять две беды встретятся вместе»: чем грозит жителям Ялты строительство новой объездной дороги
21:18 - 31.03.2021
В Крыму как при Сталине...
19:40 - 28.03.2021
Американские горки и казино: что обещали туристам в Крыму
21:03 - 27.03.2021
«Интеллектуально они выше на порядок». Чем отличаются авторитарные режимы в Китае и России
20:36 - 27.03.2021
Когда ждать новый Крым
16:50 - 27.03.2021
Схватка над свалкой: как в Севастополе проходит война за мусор
20:00 - 26.03.2021
Вода для «Газпрома»: кому не грозит вододефицит в Крыму
19:33 - 26.03.2021
Под застройку: часть территорий вертолетного завода и Севморзавода «реструктуризуют»
20:26 - 24.03.2021
Как гибнут зелёные лёгкие Севастополя
21:19 - 23.03.2021
«Артистов – в стойло!» Как российские власти Ялты упорядочивают выступления уличных музыкантов
20:55 - 23.03.2021
О зарплатах севастопольских депутатов по-честному
21:12 - 22.03.2021
Ядреная проблема ядерного реактора в Севастополе
19:47 - 21.03.2021
Недвижимость в Крыму и Севастополе: «Цены могут только расти»
18:39 - 21.03.2021
Туристический кластер на безводье: что ждет отдыхающих в Крыму
19:32 - 20.03.2021
Поезда вместо жилья: железная дорога может оставить жителей Инкермана без памятников истории и крыши над головой
21:12 - 19.03.2021
Путин, Байден, ковбои и Гоголь
21:00 - 19.03.2021
«Кто-то выдержит пытки, но не угрозы ребенку». Как ФСБ в Крыму фабрикует дела о шпионаже
19:14 - 18.03.2021
Миллиарды рублей – на каток. Кто и зачем строит ледовые дворцы в Севастополе

Другие статьи