Важные новости

В «Левада-центре» объяснили, почему все меньше россиян гордится «присоединением Крыма»

28.10.2020  /  Категория: Общество

аннексия КрымаВ 2020 году «присоединением Крыма» гордится только 30% россиян, в противовес 45% в 2018-м, из-за ряда экономических проблем и ухудшения качества жизни. Такое мнение в эфире Радио Крым.Реалии высказал директор российского «Левада-центра» Лев Гудков, комментируя последнее социологическое исследование этой организации на тему российской идентичности.

«Думаю, что коллективный ресурс эйфории и возбуждения по поводу Крыма закончился, по нескольким причинам. Пенсионная реформа была скорее катализатором, сказалось также ощущения застоя и стагнация в экономике, снижение доходов. Во время пандемии, когда людей отправили на карантин, их положение стало уязвимым, и где-то четверть потеряла работу. Тут уже не до переживаний коллективной гордости и радости от мощи России», – считает социолог.

Лев Гудков также обратил внимание на то, как распределилась гордость за аннексию Крыма по разным возрастам респондентов.

«Аннексией Крыма при среднем показателе в 30% гордится 21% молодых людей и 37% пожилых. То есть это торжество от захвата территории другого государства из более активных и образованных групп уходит на социальную периферию к бедным и зависимым от власти. Это самое важное изменение, которое мы наблюдаем», – заключил Гудков.

Согласно данным исследования, аннексия Крыма получила третий показатель после «победы в Великой Отечественной войне», которой гордятся 89% опрошенных, и «ведущей роли России в освоении космоса» – 43%.

В «Левада-центре» уточняют, что опрос проводился на дому у респондентов методом личного интервью, по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения. Всего было охвачено 1605 человек в возрасте от 18 лет и старше, в 137 населенных пунктах и 50 субъектах России.

Подробно

Директор российского «Левада-центра» Лев Гудков рассказал Крым.Реалии, какие цели преследуют социологи, задавая россиянам вопросы о поводах для гордости.

– Мы проводим этот опрос с 1989 года. Смысл этих вопросов – смотреть, как изменяется коллективная идентичность, российское самосознание. Первоначально мы отслеживали, как уходит советское общество, и изменяются ли советские представления и символы. После аннексии Крыма мы заметили мощную националистическую эйфорию, подъем чувства гордости, ощущение силы и возрождения России, резкое усиление милитаристских и имперских настроений. В 2017 году аннексией Крыма гордились 43% респондентов, в 2018 году – 45%, а в 2020-м – уже 30%. Наблюдается резкое снижение в полтора раза, в то время как все остальные показатели снижаются более-менее плавно, за исключением главного основания россиян для гордости – победы в Великой Отечественной войне. Она придает людям моральный капитал, право диктовать свою волю другим странам и так далее. Крым тоже включился в это.

По наблюдениям Льва Гудкова, имперские настроения среди россиян заметно снизились после пенсионной реформы 2019 года, когда правительство существенно повысило возраст выхода на пенсию.

– Коллективное высокомерие исчезло у молодых и менее зависимых от государства граждан, но сохранилось у чиновничества, бюрократии и пенсионеров. Так, аннексией Крыма при среднем показателе в 30% гордится 21% молодых людей и 37% пожилых. То есть это торжество от захвата территории другого государства из более активных и образованных групп уходит на социальную периферию к бедным и зависимым от власти. Это самое важное изменение, которое мы наблюдаем. Думаю, что коллективный ресурс эйфории и возбуждения по поводу Крыма закончился, по нескольким причинам. Пенсионная реформа была скорее катализатором, сказалось также ощущения застоя и стагнация в экономике, снижение доходов. Во время пандемии, когда людей отправили на карантин, их положение стало уязвимым, и где-то четверть потеряла работу. Тут уже не до переживаний коллективной гордости и мощи России!

По мнению Льва Гудкова, среди россиян прямо сейчас происходит переоценка внешней и внутренней политики страны: в частности, граждане начинают осознавать причинно-следственные связи между решениями руководства страны вроде аннексии Крыма и войны в Сирии – и ухудшением уровня жизни.

Российский политолог Дмитрий Орешкин рассуждает, почему в российском обществе вообще возник запрос на имперское величие.

– Судя по опросам в начале 1990-х, россияне сильнее всего переживали из-за дефицита товаров первой необходимости, опасались утратить доходы и за собственную безопасность – и лишь где-то на шестой-седьмой строчке были сожаления по поводу распада Советского Союза. Но после того как российский постсоветский гражданин наелся плодов рыночной экономики, у него появилась нужда в духовной пище. Власть предложила православные ценности, но они не очень сработали. Как выяснилось, главный духовный стержень находится глубоко в прошлом: это или победа в Великой Отечественной войне, или «великий и могучий» Советский Союз. Люди уже забыли, что тогда в магазинах не было основных продуктов, и с подачи телевидения стали фокусироваться на том, что «тогда нас все боялись и уважали» и так далее. Вдохновились и те, кто на самом деле не жил при СССР. Отсюда – прямая дорога на Крым.

Дмитрий Орешкин отмечает, что одним из главных показателей мощи Советского Союза считались его территориальные размеры – «одна шестая часть суши».

– Именно поэтому люди так обрадовались аннексии Крыма: «Это же наше!» А то, что Россия подписала Будапештский меморандум о гарантиях территориальной целостности Украины, которая отказалась от ядерного оружия – так это его навязали враги в минуту слабости. В 2014 году Владимир Путин плюнул на международное право, а весь мир проглотил, потому что никуда не денется, и Крым, мол, теперь наш. Мне кажется, тут моих соотечественников не столько радует Крым, сколько вот это: «В гробу мы видали ваши международные обязательства, мы сильнее, мы поднялись с колен». Вот эта детская радость до сих пор живет в душе многих, хотя начинает уже приедаться. К тому же и в телевизоре тема Крыма уходит на второй план: победных свершений нет, а есть проблемы с водой, коронавирусом и дико неэффективная экономика. Так что Крым – это уже протухшая радость.

Между тем крымский политолог Александр Севастьянов указывает на то, что в последние годы в Крыму побывало достаточно много россиян, которые после отдыха могли изменить свое мнение о полуострове.

– Тут все работает вместе: если сравнить конец 2018-го и конец 2020-го годов в России, то мы увидим две разные реальности. За это время прошла крайне непопулярная пенсионная реформа, продолжилось падение доходов, а коронавирусный кризис только усугубил экономические потери. Сейчас людям точно не до геополитических восторгов – им бы выжить. Второй момент – многие россияне приехали в Крым и увидели, что сервис несоразмерен тем деньгам, которые за него просят. Цены высокие, а уровень курортной инфраструктуры крайне низкий. Есть повод гордиться мостом, трассой «Таврида» и аэропортом «Симферополь», но на этом и все. В 2020 году россияне поехали в Крым в большем количестве только из-за закрытых границ. В целом же начинает работать логическая связка между аннексией Крыма с последующими санкциями и ухудшением экономического положения.

Предыдущая новость:

В Севастополе от коронавируса скончался известный священнослужитель


Похожие новости


Темы

Cтатьи

21:20 - 13.01.2021
«Контроль государства увеличится». О новой базе данных жителей
21:31 - 12.01.2021
Эпидемия в Крыму: занижение официальной статистики COVID-19 и проблемы с лекарствами
20:55 - 12.01.2021
Российские миллиарды для Крыма: «Не факт, что люди станут жить лучше»
21:30 - 11.01.2021
Освобождение Крыма. Почему в 2014 году отменили секретную десантную операцию?
21:07 - 11.01.2021
Перенаселение, санкции, военные базы: Крым под микроскопом социально-экономического анализа
20:21 - 11.01.2021
«Гэбисты умеют душить». Наследие бандитского Петербурга
18:32 - 10.01.2021
Индустриальные парки Крыма: шесть лет обманутых ожиданий
18:30 - 09.01.2021
«Ялта такого не заслужила»: что происходит с известными стелами города
20:08 - 08.01.2021
Дегустация в разгар пандемии: в Крыму потратят пять миллионов на гастрофестиваль
19:46 - 07.01.2021
«Позвони мне, позвони»: чего ждать крымчанам от мобильной связи в 2021 году
17:41 - 07.01.2021
«Граница между смертью и жизнью». Новый год во время пандемии
21:00 - 05.01.2021
На критической грани. Будет ли Крым с водой в 2021 году?
20:00 - 04.01.2021
«Пришелец в научном раю»: почему продолжается стройка вокруг Крымской обсерватории
19:32 - 03.01.2021
Севастополь-2020: тернистыми дорогами российского образования – итоги года
18:29 - 03.01.2021
Непрошеные управляющие «закрепощают» севастопольцев
20:21 - 02.01.2021
Севастополь-2020: застарелые болезни российской медицины
21:30 - 30.12.2020
Яхтенная марина в Балаклаве: новая «жемчужина Крыма» или «очередная мегакоррупционная стройка»?
20:40 - 30.12.2020
Афера года: реконструкция Матросского бульвара осталась неоплаченной
21:45 - 29.12.2020
«Красная черта» для Путина: пойдет ли Байден по стопам Обамы?
20:15 - 29.12.2020
Севастополь-2020: экономические итоги года
21:37 - 28.12.2020
Санкции, коррупция или отсутствие рабочей силы? С чем связаны провалы в реализации ФЦП в Крыму
20:39 - 27.12.2020
Крымское село на перепутье: между надеждами и ложью
20:25 - 25.12.2020
Пир во время чумы: чиновники горздрава арендуют кабинеты за сотни тысяч рублей
19:19 - 25.12.2020
«Государственный контроль над силой»: как Россия использует казаков в Крыму
21:22 - 23.12.2020
Как в интересах Аксенова прослушивали и запугивали крымский истеблишмент
20:25 - 23.12.2020
Непослушные крымские цены
18:25 - 22.12.2020
«Это было политическое заказное дело»: за что судили севастопольца Валерия Большакова
22:02 - 21.12.2020
«Это был обман граждан России». Кому выгодна «потеря» двух триллионов из Пенсионного фонда
20:12 - 20.12.2020
«Займет ценные береговые зоны бухты»: кто продвигает проект яхтенной марины в Балаклаве
18:15 - 20.12.2020
Индекс сладкой жизни в Крыму

Другие статьи