Важные новости

Ветеран труда в Севастополе живёт в доме без пола и с плесенью

11.01.2020  /  Категория: Общество

Педагог почти с полувековым стажем не имеет возможности отремонтировать жильё, а государство – не имеет оснований помочь ей.

Ветеран труда Зоя Михайловна (по просьбе женщины мы не публикуем её фамилию) приехала в Севастополь в 1984 году – тогда устроиться на работу педагогом в городе было практически невозможно, поэтому работать приходилось, в основном подменяя штатных сотрудников на время их декретных отпусков. Тем не менее с момента приезда Зоя Михайловна почти не помнит времени, когда бы она сидела без дела – работала в образовательных учреждениях и воспитывала одна сына и дочь.

Педагог почти с полувековым стажем не имеет возможности отремонтировать жильё, а государство – не имеет оснований помочь ей.

Первым местом работы в Севастополе стал детский сад № 50, потом школа, где Зоя Михайловна трудилась организатором по воспитательной работе, затем интернат № 4 и детский дом, после закрытия которого в 2013 году устроилась воспитателем группы продлённого дня в детском саду при политехническом лицее, где и работает до сих пор. На сегодняшний день общий трудовой стаж ветерана труда Зои Михайловны превысил 45 лет.

Квартирный вопрос

Значительно сложнее обстояло дело с жилищными условиями женщины. С конца 80-х она с двумя детьми жила в коммунальной квартире-«сталинке» на улице Одесской. Но в начале 1990-х годов пришлось сменить добротное жильё из-за соседа-картёжника, который организовал на своей жилплощади казино и каждый вечер вместе с другими любителями азартных игр нарушал спокойный быт соседей, а вызовы правоохранителей помогали ненадолго.

«Там невозможно было жить. Были группы захвата, два раза мне дверь выбивали люди в масках с автоматами. Это было страшно», – вспоминает женщина.

В этот момент к Зое Михайловне пришли риелторы, которые предложили ей обменять сталинскую коммуналку на собственную квартиру в доме дореволюционной постройки на улице Кулакова. От безысходности женщина согласилась – и в начале 1990-х переехала в новое жильё.

В доме было четыре квартиры, собственником одной из них и стала Зоя Михайловна. Правда, о том, что дом является частным, признаётся женщина, в тот момент как-то не подумала и подписала документы, практически не глядя.

«Я думала, это государственная квартира, все документы риелторы делали, мы только подписывали бумаги. Привезли, показали квартиру, я посмотрела, что для меня и двоих детей вроде всем места хватало, батареи можно сделать и всё», – вспоминает она.

Впоследствии это решение стало для Зои Михайловны роковым. Поскольку новая жилплощадь была на пару квадратных метров больше положенных нормативов в расчёте на одного члена семьи, женщину сняли с очереди на квартиру в так называемом «учительском доме», который строился на тот момент в районе Камышовой бухты. К тому времени женщина числилась в очереди нуждающейся в жилье порядка десяти лет.

«При Украине по семь с половиной метров квадратных жилплощади должно было быть на человека, а здесь <в новой квартире> у нас получилась площадь на троих 26 метров квадратных, то есть где-то на два-три метра больше положенного на члена семьи», – пояснила она.

Прожив в новой квартире лет пять, Зоя Михайловна решила для поддержания уюта обновить ремонт, оставшийся от прежних хозяев. Тогда и выяснилось, что в квартире нет как такового пола – только плита деревянная лежит, крыша держится на честном слове, под старыми обоями образуется плесень, а по стенам начали ползти, как змеи, крупные трещины.

«У меня астма, а здесь везде сырость и грибок, и везде трещины идут. Рано или поздно всё это рухнет. Самое главное, здесь нет потолка и пола, просто плита деревянная лежит, и всё», – посетовала пенсионерка.

Со временем помещение всё больше ветшало, а денег на капитальный ремонт у одинокой матери не хватало, да ещё добавлялись всё новые проблемы. Лет 15 назад в кухне, которая совмещена с подобием душевой кабинки полметра на полметра, рухнула часть стены с крышей – пришлось покупать новую газовую плиту, колонку. Пару лет назад в квартире потекла батарея, пока ждали мастера, кто-то из соседей, несмотря на предупреждение, открыл воду, и в квартире несколько часов хлестал кипяток из открытой трубы. Пришлось всё восстанавливать на отложенные на ремонт деньги и компенсировать ущерб соседям снизу, которых тоже залило.

«Я тогда писала Президенту, потому что не знала, как делать ремонт, – тут такие деньги нужны. Я ветеран труда, таких денег у меня нет», – отметила Зоя Михайловна.

Жертвы перестройки

Тем не менее, несмотря на ветхость, подавать заявку на включение дома в список аварийных, соседи Зои Михайловны по жилплощади не торопятся, – тем, кто сдаёт свои квартиры в аренду, не нужен статус аварийного дома – это отпугнёт потенциальных квартирантов, объяснила женщина.

Кроме того, признать дом аварийным может только межведомственная комиссия после госэкпертизы, оплатить которую также должны сами собственники жилья – на это тоже не все из четырёх владельцев соглашаются.

«Да и нет гарантии, что мы заплатим 40 тысяч рублей за экспертизу, а специалисты придут и скажут, что дом аварийный. Как мне сказал один эксперт, когда обрушится всё на голову, тогда и признают дом аварийным», – отметила Зоя Михайловна.

По законам Российской Федерации делать все виды ремонтов собственники частного жилья должны за свой счёт, но с зарплатой в 12 тысяч и пенсией ветерана труда сегодня эти работы женщине не потянуть. Хотя, по мнению пенсионерки, частное жильё ничем не отличается от приватизированных квартир в многоквартирных домах, но «там положен капремонт, а здесь всё сам делай».

«Я собирала деньги на ремонт, но, когда соседей залила, всё ушло туда», – сетует Зоя Михайловна.

Самое обидное, отмечает педагог с почти полувековым стажем, что с 17 лет она работала на благо государства, а теперь это же государство не может подставить ей плечо в трудную минуту.

«Как я, таких много людей; может, кто-то живёт и в худших условиях, просто как-то так обидно – всю жизнь работала, одна детей воспитала, государство ни копейкой не помогало в 90-е годы, как хочешь, так и живи. Сейчас смеются над статусом „жертв перестройки”, а ведь мы и были жертвами, нам не платили зарплату по месяцу – по два, но мы не бросали работу, тем более с детьми, в самое трудное время не бросили <…> Сейчас стройматериалы безумных денег стоят, и работы как стройматериалы тоже стоят, но и в такой квартире жить тоже нельзя. Если бы я одна была, ещё ладно, жила бы и жила, а думаешь о детях – что ты им оставишь после смерти. Её даже не продашь, кто её купит», – переживает пенсионерка.

Выход есть?

Руководитель севастопольского фонда содействия капремонту Светлана Баранова подтвердила ForPost, что юридических оснований для включения в региональную программу капремонта домов, подобных тому, в котором живёт Зоя Михайловна, по российским законам нет. Единственный выход – это предоставление субсидий из регионального или федерального бюджета, и такая возможность предусмотрена Жилищным кодексом РФ.

«Бюджетные средства на усмотрение правительства и депутатов могут быть направлены в том числе на ремонт таких домов. Такая норма есть в статье 191 ЖК РФ», – уточнила она.

Статья 191 ЖК РФ, действительно, регламентирует возможность оплачивать работы по капитальному ремонту общего имущества в домах, не подлежащих включению в региональную программу капремонта, в соответствии с нормативным правовым актом субъекта РФ, за счёт финансирования из федерального или регионального бюджета. Условия такой поддержки должны быть прописаны в федеральных, региональных законах или муниципальных правовых актах.

Но проблема в том, отметила Баранова, что пока в Севастополе нет закона, который позволил бы оказать такую меру поддержки гражданам.

«Надо начинать с закона субъекта, который будет предусматривать возможность выделения денег на те дома, которые не включены в региональную программу капремонта», – считает глава фонда.

Кроме того, может помочь и личное обращение собственников такого жилья к представителям исполнительной власти города – такие примеры в практике фонда содействия капремонту Севастополя были, отметила Светлана Баранова.

«Нам выделяли деньги на фонд <из бюджета города>, мы в 2019 году ремонтировали три чердачные, потолочные плиты и перекрытия <в домах, не включённых в региональную программу капремонта>. Хотя это тоже не в региональной программе капремонта, но тем не менее, если бюджетные деньги нам выделены и мы соглашение заключаем <с правительством>, то нам без разницы, что ремонтировать. Взносы на капремонт мы не можем потратить на ремонт домов вне программы, а если выделяет бюджет средства, то мы работы проводим, это нам никто не запрещает», – пояснила она.

Что касается аварийного статуса дома, то признать его таковым может только межведомственная комиссия при департаменте горхозяйства – при этом инициатором подачи заявления может быть любой из собственников жилья. Но и тут не всё работает чётко, считает Баранова.

«Комиссия выходит и оценивает, является ли дом ветхим или аварийным, требует он сноса или капитального ремонта. Аварийным дом признаётся, если износ дома больше 70%, тогда есть вероятность, что его включат в программу переселения из аварийного жилья. Но насколько эта программа работает в Севастополе – тоже проблемный вопрос. Насколько я знаю, домов аварийных много, но программа переселения буксует немного в Севастополе», – отметила глава фонда содействия капремонту.

Предыдущая новость:

«Это политический поезд, а не экономический»: почему рейсам из России в Крым обещают низкую загрузку


Похожие новости


Темы

Cтатьи

20:37 - 18.05.2021
«Спутник V»: профессиональные вопросы без ответов
21:03 - 17.05.2021
Минус Медведчук? Действительно ли Зеленский «вычитает» олигархов
20:20 - 17.05.2021
Отвлечь внимание от Навального. Кремль превращает выборы в шоу
14:46 - 17.05.2021
Как избежать штрафов. Севастопольским дачникам на заметку
20:36 - 15.05.2021
На Малахов курган через металлодетектор и турникет: какие новшества запланировали севастопольские музейщики
19:57 - 15.05.2021
Крымское село на перепутье: между надеждами и ложью
19:42 - 15.05.2021
ДИЗО и «Золотая Балка» обманывают севастопольцев
19:28 - 14.05.2021
Из Крыма и обратно: вопросы и ответы о пересечении административной границы
20:46 - 13.05.2021
Призыв в российскую армию в Крыму: наказания «уклонистам» и трудности альтернативной службы
20:14 - 13.05.2021
Опора на репрессии и на пропаганду. Путинский режим накануне выборов
20:33 - 12.05.2021
Уйти, не выпуская рычагов власти: Ищут ли Путин и Лукашенко преемников
20:00 - 12.05.2021
«Бойня в Казани» – эхо трагедии в Керчи?
20:45 - 11.05.2021
«Путин отрекся от союзников»: Политика Кремля и 9 мая
20:14 - 11.05.2021
«Нарочитое пренебрежение жизнями». Как коронавирус прошелся по России
20:12 - 08.05.2021
«Ему, значит, можно все?» Бывшего советника российского губернатора Севастополя обвиняют в убийстве собаки
20:33 - 06.05.2021
Крым: огородили, обворовали и заткнули рот
17:54 - 06.05.2021
Крымское село: медленный дрейф на «кладбище идей»
19:57 - 09.04.2021
Невидимая «третья волна»: как в Крыму замалчивают статистику заболеваемости коронавирусом
21:00 - 08.04.2021
«Интернет стал угрозой для власти». Как изменился Рунет за 27 лет
20:45 - 08.04.2021
Арест и продажа с торгов: что будет с землей в Крыму, которой владеют украинцы
20:20 - 08.04.2021
Тоннель надежд и миллиардов: кто не пускает воду в Ялту
19:33 - 08.04.2021
«Одни кладут, другие приходят забирать»: как работает российский наркотрафик в Крыму
20:01 - 07.04.2021
Кроме войны похвалиться больше нечем: в Крыму планируют создать сеть «укреплений Суворова»
20:21 - 06.04.2021
Зеленский и Коломойский: разрыв или имитация?
20:02 - 06.04.2021
Речка Ай-Тодорка. Вот она была, и нету
20:32 - 04.04.2021
Приходится гнать порожняк: Крым в железнодорожном тупике
19:00 - 04.04.2021
Как Севастополь перестал быть «городом высокой культуры»
20:52 - 03.04.2021
Как севастопольцы потеряли голос в борьбе за свои права
21:19 - 02.04.2021
В Крыму ужесточают требования к пикетам и митингам. Что происходит?
21:05 - 01.04.2021
«Опять две беды встретятся вместе»: чем грозит жителям Ялты строительство новой объездной дороги

Другие статьи